Отношение Иисуса к самарянам и в чем была разница между ним и "правоверными" иудеями.

Самарянин

Я уже какое-то время хочу опубликовать то, что напишу и покажу в этом посте. Я неоднократно поднимал тему о самарянах. Например, Свидетели Иеговы знают из библии и публикаций ОСБ, что иудеи относились к самарянам с презрением, они знают, что у самарян было свое "пятикнижие", что у них был на горе Гаризим свой храм, который соперничал с храмом в Иерусалиме, они также знают, что иудеи с самарянами не общались, относясь к ним, как я язычникам.

   Но в публикациях СИ вряд ли вы прочитаете то, как в действительности иудеи ненавидели самарян и в этом свете стоит посмотреть на отношение Иисуса в отношении них - не так как пропагандирует Сторожевая Башня и публикации СИ.

   Я для рассмотрения воспользуюсь цитатами из книги Иосифа Флавия, иудейского историка 1 века, который знал, как и почему в реальности были такие отношения с самарянами.

  Я буду цитировать из книги "Иудейские древности" (выборочно):

Из книги девятой, главы 14:

    "3. Между тем переселенные в Самарию хуфейцы (этим именем они пользуются до сих пор вследствие прибытия своего из страны, носящей название Хуфы, находящейся в Персии, где имеется и река того же имени) принесли с собою в Самарию культ пяти отдельных божеств по числу племен и стали почитать их по своему собственному ритуалу. Этим они возбудили против себя сильнейший гнев Всевышнего Бога. Последний поразил их чумою , которая истребляла их во множестве, и так как они нигде не могли найти средства против этого бедствия, то им, на основании одного пророчества, пришлось прибегнуть к почитанию Всевышнего, который один только мог спасти их. Ввиду этого они отправили к ассирийскому царю посольство с просьбою прислать им из числа взятых во время войны в плен израильтян нескольких священников. Когда царь исполнил их просьбу, хуфейцы научились у последних настоящему богопочитанию и стали ревностно молиться Предвечному, после чего немедленно избавились от чумы. Этих обычаев хуфейцы, как они называются по-еврейски, тогда как на греческом языке они носят имя самарян, держатся еще и поныне. Впрочем, они отличаются большим непостоянством: когда они видят, что дела иудеев идут хорошо, они называют себя их ближайшими соплеменниками и указывают на свое родство с иудеями по совместному с последними происхождению от Иосифа; если же видят, что дела иудеев пошатнулись, то уверяют, будто у них нет решительно никаких отношений к иудеям, ничего с ними ни по характеру, ни по происхождению, потому что они-де сами являются чужеземными переселенцами. Но об этих хуфейцах нам придется еще при случае поговорить подробнее .

Ссылки

852 Из Четвертой книги Царств (17:25) видно, что кара, постигшая их, была не чума, а что они стали добычей львов. (Перев.)

853 В основу рассказанного в этой главе положена Четвертая книга Царств (18:9-12 и 17:24-41)."

...

Книга 11-я, глава 4:

   "3. Когда же самаряне, бывшие во враждебных отношениях с коленами Иудовым и Веньяминовым, услышали звук труб, то сбежались, чтобы узнать о причине такой шумной радости. Узнав, что иудеи, некогда отправленные в Вавилон в качестве военнопленных, теперь вновь сооружают свой храм, они явились к Зоровавелю, Иисусу и начальникам колен с просьбой поручить и им работу при сооружении храма и дать им возможность участвовать в постройке. «Ведь мы не менее тех [иудеев] почитаем Господа Бога, – сказали они, – Его мы почитаем и с тех пор особенно усердно поклоняемся Ему, как царь ассирийский Салманассар привел нас сюда из страны хуфейской и из Мидии» ".

...

   "4. Услышав это, хуфейцы (так иначе называются самаряне) сильно рассердились, стали уговаривать сирийские племена добиться от сатрапов таким же точно образом, как они то сделали при Кире, а затем и при его преемнике Камбизе, задержки в построении храма и стали сильно интриговать в этом направлении, чтобы затянуть или даже совершенно воспрепятствовать иудеям окончить сооружение храма."

...

   "6. Между тем самаряне послали Дарию письменное обвинение иудеев в том, что последние укрепляют город и придают храму вид скорее крепости, чем святилища, причем уверяли царя, что эти начинания [иудеев] не принесут ему пользы; для вящего доказательства они указывали вдобавок на письменные распоряжения Камбиза, путем которых последний приостановил постройку храма. Когда Дарий таким образом был самарянами наведен на мысль, что восстановление Иерусалима может быть небезопасным для его власти, да к тому же прочитал еще тем временем доставленные ему донесения Сисина и его товарищей, он приказал навести справки по всему этому делу в царских архивах. И вот в Экбатанах, в мидийском дворце, была найдена запись следующего содержания: ..."

   "9. Таково-то было положение иудеев, освободившихся из плена во времена Кира и Дария. Между тем самаряне причиняли иудеям много зла, относясь к ним враждебно и отвратительно, полагаясь на свое богатство и опираясь на родство свое с персами, тем более, что они происходили из страны персидской. Так, например, они ни за что не хотели платить из своих податей ничего евреям для их жертвоприношений, несмотря на точный указ царя; при этом они ссылались на то, что у них были солидарные с ними и потворствовавшие им в том эпархи. Напротив, жители Самарии не переставали прилагать всевозможные усилия к тому, чтобы либо лично, либо чрез других вредить сколь возможно более иудеям. Тогда наконец иерусалимцы решили отправить к царю Дарию посольство с жалобою на самарян; послами явились Зоровавель и еще четверо других начальников.

   Когда царь узнал от послов причину их жалоб и обвинения, взведенные ими на самарян, он отправил посольство домой, снабдив его предварительно письмом на имя эпархов Самарии и тамошнего верховного совета. Содержание же данного письма было следующее:
«Царь Дарий эпархам самарянским, Тангане, Самваве, Садраку, Вавилону и прочим подчиненным их в Самарии. Иудейские посланцы, Зоровавель, Анания и Мардохей, обвинили вас в том, что вы препятствовали им при построении храма и не доставляли им предписанных мною средств для совершения жертвоприношений. Поэтому предписываю вам немедленно по прочтении сего письма доставить им из царского казнохранилища по счету доходов из Самарии все необходимое иудеям для жертвоприношений, сообразно требованиям священнослужителей, дабы они не пропускали ни единого дня без жертв и без молитв Предвечному за меня и народ персидский».
Таково было содержание письма."

Книга 11-я, глава 5-я:

   "8. Узнав об ускорении постройки стен, аммонитяне, моавитяне, самаряне и все кочевники Келесирии отнеслись к этому крайне несочувственно и не переставали строить иудеям козни, мешая осуществлению их предприятия. При этом они убили множество иудеев и пытались умертвить самого Неемию, наняв с этою целью нескольких чужеземцев. Таким путем они нагнали страх и смятение на иудеев, причем распространили среди последних еще молву о готовящемся будто бы на них совместном походе целого ряда племен. Вследствие этого иудеи некоторое время оставили свою постройку."

Книга 11-я, глава 8-я:

   "6. Устроив таким образом дела свои в Иерусалиме, Александр двинулся дальше к другим городам и всюду, куда бы он ни являлся, ему оказывали радушный прием. Тогда самаряне, главный город которых был в то время Сихем, лежащий у подножия горы Гаризим и построенный отщепенцами иудейского народа, видя, как Александр отличает иудеев, решили также и себя выдать за иудеев. Как мы выше уже имели случай показать, самаряне имеют такую привычку: когда иудеев постигает бедствие, тогда они отказываются от родства с ними и говорят в таком случае правду; когда же иудеев постигает удача, они тотчас готовы примкнуть к ним, опираясь якобы на свое право и выводя свое происхождение от потомков Иосифа, Ефраима и Манассии. Таким-то образом они и теперь вышли с блеском и выражением полнейшей преданности навстречу царю, почти вплоть до Иерусалима. Когда же Александр похвалил их за это, сихемиты пришли к нему со всеми воинами, которых послал ему некогда Санаваллет, и просили его посетить также их город и почтить своим приходом и их храм. Царь обещал исполнить их желание на обратном пути. Когда же они стали просить его избавить и их от платежа повинности каждый седьмой год (ибо у них тогда не производится посева), царь спросил, кто они такие, что обращаются к нему с подобными просьбами. Когда же те ответили, что они евреи и что жители Сихема известны также под именем сидонян, царь еще раз спросил их – иудеи ли они. Получив отрицательный ответ, он сказал: «однако эту привилегию я даровал иудеям; поэтому я, по возвращении своем и получении более точных о вас сведений, сделаю нужные в этом деле распоряжения».

...

   7. По смерти Александра власть его была распределена между диадохами . Храм на горе Гаризим оставался там по-прежнему. И всякий, кто среди иерусалимцев обвинялся в нарушении предписаний касательно пищи, или в осквернении субботы, или в каком-либо другом нарушении этого рода, бежал к сихемцам и уверял, что его без вины изгнали. Около того же времени умер также и первосвященник Иаддуй, и сан его перешел к его сыну Хонию.

Таковы были в те времена дела иерусалимцев".

Книга 12-я, глава 1-я:

    "Также немалое число и других иудеев добровольно переселилось в Египет, отчасти подбиваемые к тому превосходным качеством тамошней почвы, отчасти же вследствие щедрости Птолемея. Однако [впоследствии] у этих иудеев возникли распри с самарянами, вследствие желания первых сохранить издревле установленные обычаи, и они стали воевать друг с другом, потому что иерусалимцы считали единственно свой храм священным и требовали отсылки жертвоприношений именно туда, самаряне же настаивали на требовании отправлять эти приношения на гору Гаризим."

Книга 12-я, глава 4-я:

   "1. После этого Антиох заключил дружественный союз с Птолемеем, выдал за него замуж дочь свою Клеопатру и уступил ему, в виде приданого за нею, Келесирию, Финикию, Самарию и Иудею . Так как подати [с этих стран] делились между обоими царями, то знатнейшие люди в каждой стране брали себе на откуп эти подати и, собрав требуемую подушную податную сумму, выплачивали ее царям. В это время самаряне, которым теперь жилось хорошо, причинили много неприятностей иудеям, разграбляя их страну и похищая их население."

Книга 12-я, глава 5-я:

   "5. Когда самаряне увидели все эти бедствия иудеев, то перестали выдавать себя за их сородичей и стали уверять, что их храм на [горе] Гаризим вовсе не воздвигнут в честь Всевышнего Бога; другими словами, они поступили сообразно своей обычной манере, о которой мы уже упоминали, и выдавали себя за потомков мидян и персов, что вполне правильно. Вместе с тем они отправили к Антиоху послов с письмом следующего содержания:

    «Послание царю Антиоху Богу Эпифану от сидонцев из Сихема. На основании некоего суеверия наши предки, побуждаемые к тому различными постигшими страну бедствиями, установили обычай почитать тот день, который у иудеев носит название субботнего. Вместе с тем они воздвигли на горе Гаризим святилище без определенного назначения и приносили тут разные жертвы. И вот, так как ты воздаешь теперь иудеям должное возмездие за все их гнусности, царские чиновники, полагая, что мы родственны евреям и потому следуем их примеру, подвергают и нас подобным же наказаниям, тогда как мы по происхождению своему сидоняне. Последнее, впрочем, видно и по государственным записям. Ввиду всего этого умоляем тебя, нашего благодетеля и спасителя, повелеть своему наместнику Аполлонию и уполномоченному своему Никанору не обижать нас применением к нам тех карательных мер, которые установлены для иудеев; ведь мы, как по своему происхождению, так и по своим обычаям, не имеем ничего общего с последними. Вместе с тем пусть будет никому не посвященное святилище наше предназначено греческому Зевсу. Если это будет сделано, то преследования наши само собою прекратятся, и мы сможем безбоязненно посвятить себя делам своим, от чего увеличатся лишь твои собственные доходы».

    На эту просьбу самарян царь послал им следующий ответ: «Царь Антиох Никанору. Сихемские сидоняне препроводили ко мне прилагаемую записку. Так как в совещании, которое я устроил по этому поводу с приближенными моими, посланные самаряне подтвердили, что возводимые на иудеев обвинения совершенно не применимы к ним, самарянам, и что последние готовы жить по греческим обычаям, мы освобождаем их от преследований и посвящаем, сообразно их просьбе, их храм Зевсу греческому».

   Такой же указ царь послал и наместнику своему Аполлонию в сто сорок шестом году, в восемнадцатый день месяца гекатомбеона".

Книга 13-я, глава 3-я:

   "4. Однако об этом храме у нас довольно было речи. Между тем среди александрийских иудеев и самарян, поклонявшихся храму, сооруженному во времена Александра на горе Гаризим, произошли распри, и они в своем религиозном споре обратились за решением к самому Птолемею; иудеи при этом уверяли, будто по законам Моисеевым построен [лишь] храм Иерусалимский, самаряне же утверждали то же самое относительно святилища на горе Гаризим. И вот обе стороны упросили царя образовать со своими приближенными судилище, выслушать доводы обеих партий и наказать смертью неправую сторону. За самарян выступили Саввей и Феодосий, а представителем интересов иудеев явился Андроник, сын Мессалама. Последние поклялись именем Господа и царя, что они будут давать свои показания по сущей истине, и просили Птолемея казнить того из них, кто нарушил бы свою клятву. Тогда царь созвал множество приближенных на совет и приготовился выслушать стороны. Александрийские иудеи очень беспокоились относительно тех мужей, которым теперь приходилось выступать на защиту прав Иерусалимского храма, потому что они были бы совершенно подавлены, если бы этот храм, столь древний и почитаемый на всей поверхности земной, не выдержал испытания. Саввей и Феодосии предоставили Андронику первому слово, и вот он начал свою аргументацию с данных закона и с преемственности первосвященника, указал на то, как каждый первосвященник получал свой сан от отца своего и стоял во главе храма, а также на то обстоятельство, что все цари Азии почтили [Иерусалимский] храм жертвенными приношениями и необычайно богатыми подарками, но никто из них ни одним словом не обмолвился о храме на горе Гаризим, как будто бы его не было вовсе. Такими доводами и целым рядом подобных соображений Андроник побудил царя признать, что святилище иерусалимское воздвигнуто сообразно постановлениям Моисеевым, и казнить Саввея и Феодосия.

   Таковы были дела александрийских иудеев при Птолемее Филометоре."

Книга 18-я, глава 2-я:

   "2. При прокураторе Копонии, который, как я упомянул, прибыл в Иудею вместе с Квиринием, произошло следующее событие: во время праздника опресноков, носящего у нас название Пасхи, в полночь священнослужители обыкновенно открывали врата храма. Когда они и на этот раз последовали этому обычаю, несколько тайно прибывших в Иерусалим самарян разбросали под сводами галерей человеческие кости (1369) . Вследствие этого пришлось, чего раньше никогда не было, никого не впускать в храм и вообще снабдить последний большею охраною."

Ссылка

   1369 - По Моисееву законодательству, такой поступок осквернял храм и всех пребывавших в нем. (Перев.)

Книга 19-я, глава 9:

   1. Таким образом окончил жизнь свою царь Агриппа. Он оставил после себя сына, Агриппу же, которому шел тогда семнадцатый год, и трех дочерей: шестнадцатилетнюю Беренику, вышедшую замуж за своего родного дядю Ирода , и двух девочек, Мариамму и Друзиллу, из которых первой было десять, а второй шесть лет. Отец предназначил Мариамму в жены Юлию Архелаю, сыну Хелкии, а Друзиллу Эпифану, сыну коммагенского царя Антиоха.

   Когда распространилось известие о смерти Агриппы, жители Кесарии и самаряне забыли о полученных от него благодеяниях и позволили себе поступить, как отъявленные враги его. Они стали осыпать усопшего насмешками, неподдающимися описанию, и все находившиеся там (в довольно значительном количестве) солдаты отправились домой, вытащили статуи царских дочерей, понесли их в торжественной процессии в дома терпимости и, поставив их там на крышах, стали изо всех сил издеваться над ними, так что и рассказывать о том неприлично. Затем они расположились пировать на площадях и устроили всенародные празднества, причем надевали венки, умащались благовонными мазями и совершали возлияния в честь Харона , чокаясь между собою по поводу кончины царя, так неблагодарны были они не только к памяти Агриппы, щедростью которого они столь часто пользовались, но и к памяти его деда, Ирода Великого, отстроившего им города их и с крупными издержками соорудившего им гавани и храмы."


Книга 20-я, глава шестая:

   "1. Между самарянами и иудеями произошла распря по следующей причине: галилеяне, которые отправлялись во время праздников в священный город, имели обыкновение проходить через пределы Самарии. И вот, когда они однажды держали таким образом путь свой, из деревни Гинеи, лежавшей между Самариею и Великою равниною, на галилеян напало несколько человек и перебило множество их. Узнав об этом происшествии, именитые галилеяне явились к Куману и просили его отомстить за смерть невинно погибших. Однако Куман дал себя подкупить крупною суммою денег, полученных от самаритян, принял их сторону и отказался от наказания виновных. На это галилеяне рассердились и стали уговаривать народ иудейский взяться за оружие, перебить врагов и тем отстоять свою свободу, потому что, как говорили они, рабство само по себе уже тяжело и становится совершенно нестерпимым, если связано с глумлением. Хотя начальники и пытались умиротворить их и положить предел волнениям и обещали склонить Кумана к наказанию убийц, однако они ничего не добились: иудеи взялись за оружие, призвали к себе на помощь Элеазара, сына Диная (то был разбойник, уже много лет хозяйничавший в горах), подожгли несколько самарянских деревень и предали их разграблению.

   Когда весть об этом деле дошла до Кумана, он взял себастийский отряд и четыре роты пехоты, вооружил также самарян и двинулся против иудеев. Сойдясь с ними, он многих из них перебил, а еще большее количество их взял в плен. Видя, до какого ужасного бедствия дожил народ, наиболее почитаемые и родовитые граждане облеклись в мешки, посыпали головы пеплом и все вместе стали уговаривать возмутившихся успокоиться. Они наглядно представляли толпе, как погибнет от этого родина, как будет предан пламени храм, как их жены и дети попадут в рабство, и убеждали их опомниться, бросить оружие, успокоиться на будущее время и разойтись по домам. Эти увещания имели успех. Народ разошелся, а разбойники вновь удалились в свои неприступные убежища. С той поры вся Иудея наполнилась разбойниками.

   2. В это время главные представители самарян отправились к сирийскому наместнику Уммидию Квадрату , который тогда жил в Тире, с жалобою на то, что иудеи сожгли и разграбили их деревни. При этом самаряне заявляли не столько о своем личном неудовольствии, сколько указывали на то, что иудеи отнеслись презрительно к римлянам; им бы следовало обратиться к их суду, если они почувствовали себя обиженными, вместо того чтобы самостоятельно совершать набеги, как будто бы римляне не были хозяевами страны. Ввиду всего этого они, самаряне, и явились к нему с просьбою взыскать с виновных. Так формулировали обвинение самаряне, иудеи же, со своей стороны, говорили, что виновниками всей смуты и военных действий являются самаряне, уже потому что они задобрили Кумана дарами, так что тот не дал хода делу об умерщвлении [галилеян]. Когда Квадрат узнал об этом, он отложил постановление своего решения, сказав, что сделает это, когда приедет в Иудею, в точности расследует все дело и узнает истину. Таким образом, те уехали ни с чем.

   Немного погодя Квадрат прибыл в Самарию, где предполагал найти виновных в смутах самарян. Когда же он узнал, что и некоторые иудеи находились в числе бунтовщиков, он распорядился пригвоздить ко кресту тех, которых забрал Куман. Отсюда он поехал в деревню Лидду, которая, впрочем, по величине своей не уступала целому городу. Здесь он вторично стал публично творить суд над самарянами. Тут ему сообщил один самарянин, что некий влиятельный иудей по имени Дорт и вместе с ним четыре бунтовщика уговаривали народ отложиться от римлян.

   Квадрат распорядился казнить виновных, первосвященника же Ананию и военачальника Анана велел заковать в цепи и отправить в Рим, чтобы они там дали ответ императору Клавдию обо всем случившемся. Вместе с тем он предписал наиболее влиятельным самарянам и иудеям, равно как наместнику Куману и трибуну Целеру, отправиться в Италию к императору, который-де разберет их жалобы друг на друга. Сам же он, опасаясь новых волнений со стороны иудеев, поехал в Иерусалим. Однако он нашел город спокойным и занятым отправлением праздника в честь Предвечного.

   Убедившись таким образом, что ему нечего бояться волнений, он покинул иудеев и вернулся в Антиохию.

   3. Когда Куман и влиятельнейшие самаряне прибыли в Рим, император назначил день для разбора их взаимных жалоб друг на друга. Императорские вольноотпущенники и приближенные тем временем усердно хлопотали за Кумана и самарян, и те, наверное, одержали бы верх над иудеями, если бы случайно находившийся в Риме Агриппа Младший, видя интриги против иудеев, не обратился к императрице Агриппине с настоятельною просьбою уговорить мужа внимательно и беспристрастно отнестись ко всему делу и уже тогда наказать настоящих виновников смуты. Подготовленный этим путем, Клавдий выслушал дело, признал самарян главными зачинщиками и приказал казнить тех из них, которые явились к нему. Кумана он приговорил к ссылке, трибуна же Целера велел отвезти в Иерусалим, позорно провезти по всему городу, чтобы все видели его, и затем подвергнуть казни .

Ссылки

1492 Уммидий Квадрат был наместником Сирии в 51-60 гг.

   1493 Агриппина Младшая (дочь Германика и Агриппины Старшей) была четвертой женой Клавдия, выйдя замуж за него (своего дядю) в 49 г. От первого брака с Гнеем Домицием Агенобарбом имела сына Луция Домиция, который после его усыновления Клавдием стал именоваться Нероном. Вероятно, Агриппина отравила Клавдия, стремясь сделать своего единственного сына императором.

   1494 Тацит (Анналы. XII, 54) по-иному интерпретирует эти события. По его словам, в Иудее тогда было два прокуратора: Вентидий Куман и Феликс. Куман управлял Галилеей, а Феликс – Самарией. Враждовавшие между собой галилеяне и самаритяне не сдерживались прокураторами, так как им передавалось немало награбленного из Галилеи и Самарии. Когда же стычки стали угрожать вылиться в войну, прокураторы попытались прекратить смуты, но их войска понесли большие потери. Ситуацию спасло лишь прибытие Квадрата с его войсками. Клавдий поручил Квадрату суд над обоими незадачливыми прокураторами. Уммидий Квадрат, по словам Тацита, посадил Феликса в трибунале между судьями, а Кумана осудил. Эти события могли происходить в 51-52 гг."

______________________________________

КОММЕНТАРИЙ:

Я привел совсем не все цитаты о самарянах из книг Иосифа Флавия. Очень советую тем, кто ничего от него не читал, попробовать прочесть "Иудейские войны", а уже потом можно попробовать почитать "Иудейские древности" (там будет много пересказа мифов из Библии, но будут и такие "детали" и мифы о которых современные исследователи "протестантского канона" даже не подозревают. Книги легко найти в поисковиках в сети и скачать на русском.

   И вот знаете, что я понимаю, когда читаю подробности отношений между иудеями и самарянами у Иосифа Флавия? Я теперь понимаю, почему эти подробности широко не публикует Общество Сторожевой Башни. Потому что это - НЕ ВЫГОДНО руководителям. Это может помочь увидеть честным людям то, какие были УЧЕНИЯ ИИСУСА и Его отношение к "отступникам" тех времен.

  Ну посудите сами: вражда между религиозными иудеями и самарянами, равно как соперничество их религиозных вождей было, по сути, обоюдным ЭКСТРЕМИЗМОМ, если называть вещи современными названиями. Они буквально друг друга готовы были убивать и делали это.

   Эта вся история длилась много веков, переросшая уже в религиозно-национальную ненависть с обеих сторон. Если вы ещё этого не поняли - прочтите цитаты из книги Флавия - ещё раз, а потом, возможно, ещё и ещё. Эта ненависть была обоюдной и очень сильной.

   И вот приходит Иисус. Который учит "любить врагов", считает главным после "любви к Богу" любить "ближнего своего, как самого себя" и при этом в одной из притч, отвечая на вопрос: "а кто мой ближний?" он показывает таким "ближним" доброго самарянина в противовес правоверному священнику-иудею и потомственному левиту.

Эта притча изложена в Евангелии от Луки, 10-й главе:

  "25 И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?

  26 Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь?

  27  Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя.

  28 Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить.

  29 Но он, желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний?

   30 На это сказал Иисус: некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставив его едва живым.

  31 По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его, прошел мимо.

  32 Также и левит, быв на том месте, подошел, посмотрел и прошел мимо.

  33 Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился

  34 и, подойдя, перевязал ему раны, возливая масло и вино; и, посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем;

  35 а на другой день, отъезжая, вынул два динария, дал содержателю гостиницы и сказал ему: позаботься о нем; и если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе.

  36 Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?

  37 Он сказал: оказавший ему милость. Тогда Иисус сказал ему: иди, и ты поступай так же".

   Если Иисус действительно рассказывал такую притчу, то он, по сути, мог порвать тогда сознание многих слушателей или данного "слушателя" в клочки. Этот "презренный отступник" из ненавистных "предателей" смог проявить доброты к врагу-иудею больше, чем его "правоверные соплеменники", причастные к должностям и священству (что "священник", что "левит").

  А ещё мне очень нравится другая евангельская притча, о десяти прокаженных (Луки 17 глава):

  "11 Идя в Иерусалим, Он проходил между Самариею и Галилеею.

  12 И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали

  13 и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас.

  14 Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились.

  15 Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога,

  16 и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин.

  17 Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять?

  18 как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?

  19 И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя".

   Интересно, опять в притче из 10 "исцеленных" от проказы и изгнания, оказывается только ОДИН БЛАГОДАРНЫЙ, который вернулся благодарить. Опять это, якобы, Самарянин, в противовес 9 исцеленным иудеям. Совпадение?

  А отверг ли Иисус женщину-самарянку у колодца? Отвернулся ли от неё с презрением молча, как от "отступницы"? Или сам первый заговорил с ней? (Иоанна 4 глава). Да кто не знает этого евангельского рассказа?

  Интересно, что с точки зрения "правоверных иудеев" женщина-самарянка была унижена ВДВОЙНЕ со стороны "иудейской религии". Во-первых, она была женщиной. Тогда женщины, как ныне в некоторых мусульманских ортодоксальных культурах была человеком "второго сорта". Она должна даже была по улице ходить за мужем сзади, а не рядом. Во-вторых, она была "отступницей-самарянкой". А тут Иисус САМ заговорил с ней, чему она, конечно же, удивилась. А потом пришли его "апостолы" и тоже сильно удивились, а чего это их Учитель разговаривает с "презренной"?

  Допустим, что это лишь МИФ. Но это - очень правильный МИФ. Иисус в этих мифах - миротворец. Он способен попытаться примирить вековую вражду на религиозной и национальной почве между людьми различных позиций и взглядов. Иисус пытался через проповедь остановить взаимную ненависть доходящую до взаимных убийств, жалоб, судов у римлян между религиозными фанатиками с обеих сторон. Между иудеями и самарянами.

  А что я вижу сейчас? Есть РПЦ, которая мнит себя "Иерусалимским иудейским храмом", а есть СИ, которые являются, по сути, оппонентами, с храмом на горе Гаризим. Если СИ не согласны с таким сравнением - давайте наоборот - поменяем местами. Ничего не изменится по сути. Две враждующих фанатичных группы на основе религии, даже в пределах одного народа. А Иисус с его учением вообще ГДЕ? Где у них "евангельские истины"? Где евангельское отношение к самарянам от Христа?

   Если и те, и другие верят, что Христос нес "истину", почему они и с той, и с другой стороны поступают ПРОТИВ этой самой "истины"? И честно говоря, плевать, как апостол Павел кого-то там единолично "лишал общения", а потом извинялся за это в посланиях к Коринфянам. Вопрос в том, что проповедовал своим примером сам Иисус и чему он учил своих первых учеников. А в своих притчах Иисус показывал, что любой "грешник", который проявляет больше человеческих чувств и доброты к другим, лучше любого формалиста-законника, который может занимать любое положение в религиозной системе. И что "отступники-самаряне" больше достойны благодати божьей, чем какие-то там "священники и левиты".

  Римлянам 12 глава: "3 По данной мне благодати, всякому из вас говорю: не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил".

   Самарянин готовый убивать иудеев и самарянин, готовый помогать незнакомому раненному иудею - это совершенно два разных образа, не так ли? Но ведь никто не сказал, что для СИ - все вокруг должны стать "добрыми самарянинами", а не "правоверными самарянинами", которые готовые даже убивать "правоверных иудеев". Или наоборот. Пусть СИ думают, и РПЦшники тоже думают.

.
Самарянин_2_2


Перейти к Оглавлению блога.

Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: jw-org.livejournal.com/229548.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.