Текст к посту: Так кто же угробил Машу? Часть 2 (продолжение).

Этот текст к моему посту (где я пишу о событиях, описанных в этом тексте) с названием: Так кто же угробил Машу?

О ТОМ КАК МАША БОРОЛАСЬ (продолжение. Начало в Части 1)


Потом врачи нашли то что, по их мнению могло помочь маше. Они сказали купить нам энтеральное зондовое питание «оксепа». Не знаю кто им посоветовал,но первый раз в тот момент мы увидели у них веру в то что кроме крови, маше что-то может помочь. Они говорили о том что это очень сильный препарат.

Обрадовавшись мы увидели надежду. Мы помчались искать оксепу. Оказалось, что во всем городе Ростов, нет оксепы. Мы позвонили братьям из КСБ, которые стали активно везде искать. Буквально за один день мы обыскали всю Россию. Ни в одном городе страны не было оксепы. Придя в больницу, мы спросили врачей: «нет оксепы нигде, есть ли что то заменяющее ее?» Нина Валерьевна ответила: «кровь и плазма!» таким образом для нас это звучало или оксепа, или ничего. Конечно потом она сказала купить «нутризон» с волокнами, но по их словам «это не то». Мы и братья начали искать как заказать оксепу, но выяснили что лецензия на нее закончилась и будет только после нового года. В январе 2014. Это означало что до этого времени мы не сможем купить оксепу в России. Братья решили очереной раз прийти в больницу поговорить насчет оксепы, разговор состоялся с Ниной Валерьевной. Когда ей братья сказали что до нового года невозможно в россии достать оксепу, на это она ответила «нового года у нее не будет»…

  Вечером дома я думал о том, что если случится страшное и я для спасения маши сделал не все, то этот груз будет лежать на мне. Нужно было что-то делать. Мне пришла идея, о том что украина которая находится рядом с ростовом все таки страна другая. И то на что в России закончилась лецензия, на Украине может быть есть (тогда там было спокойно). Я начал искать в интернете и нашел оксепу! Нашел ее в киеве, одессе, львове и даже донецке. Я стал звонить туда и мне подтвердили наличие оксепы. Я позвонил в донецк (300км от ростова) и там мне сказали что есть 5 бутылок оксепы!спросил срок годности, мне сказали выпущен 10 декабря 2013г. Это здорово, совсем свежая подумал я, и попросил оставить заказ и забрать завтра. Теперь мне надо было найти машину. Это оказалось не трудно. Брат согласился отвезти, кроме этого брата потом еще другие братья предлагали свои машины. Так как я был на костылях матери не захотели чтоб я ехал сам. Поэтому одна мать (маши) пошла в больницу утром, а другая поехала со мной в донецк. Приехав в аптеку мы обнаружили, что женщина говорившая по телефону перепутала срок годности с датой выпуска! Сегодня было 19 декабря 2013года.Это была просроченная оксепа.

  Думаю даже нет смыла описывать наши чувства в тот день.но эта поездка побудила меня к тому, что все таки в других странах она где то может продается. Я должен землю рыть, но достать для нее оксепу. Я позвонил брату своему из Санкт-Петерурга у которого друзья были в Эстонии и Финляндии, чтобы он спросил у них, а они спросили в аптеках. Ни в одной из этих стран оксепы не было. Найдя польский сайт в Варшаве и номера телефонов, я попросил брата из КСБ, который знал польский язык поговорить с ними и спросить. К сожалению и там не было оксепы. Созвонившись с Володей рассказал ему все, он самоотверженно отозвался помочь . через братьев в вефиле России, они вышли на братьев в филиале Голландии и через них непосредственно на производителей оксепы в Нидерландах! Оказалось что в нашей организации есть брат который работает на производстве этой оксепы! Брат в нидерландах стал просить начальство завода переслать оксепу для Марии в ростов. Ему это удалось сделать и они сделали от завода гуманитарную помощь лично для Марии 30 флакончиков оксепы. Все это конечно делалось не быстро, потому что к сожалению в этом мире быстро такие вопросы не решаются, а оксепа нужна сейчас. Параллельно этим событиям я списался с друзьями которые раньше жили в Краснодарском крае, но потом уехали в Германию.просил у них спросить про оксепу в аптеках. Оказалась оксепа есть в у них но только под заказ. Они заказали ее сразу же. Заказ обещали привезти 23-24 декабря. 21 декабря ко мне в ростов приехали друзья, которые жили в области. Обеспокоенный нашей проблемой они посчитали, разговор по телефону недостаточным. Когда мы вечером пообщались я рассказал как у нас обстоят дела.рассказал и про поиск оксепы. Брат Данил спросил, «а в белоруссии не искал?», я ответил что нет потому что на украине, этонии, финляндии и польше нет. То в белоруссии не будет или опять по телефону скажут одно а окажется другое. Пообщавшись, они уехали. Но брата не давала покоя сложившаяся ситуация и он сам решил посмотреть в белоруссии оксепу. Просто. На всякий случай. Сам позвонил туда и выяснил что оксепа в Минске есть. Есть и не просроченная. Он мне позвонил. Позвонил и предложил что он поедет. Сам предложил! На своей машине. А это 1500км до Гомеля. Потому что если все это пересылать получится очень долго а время не ждет. И они приняли решение. 2 самоотверженных брата Иван и Данил поехали с ростова в минск в эту же ночь. Оставив все свои дела, в 12 ночи сорвались и поехали. Я очень хотел поехать с ними, но братья заботились еще и обо мне, они не дали мне с собой ехать учитывая мои костыли. Конечно я очень хотел не оказаться в стороне и мне в тот вечер очень стыдно было что братья поехали в такую даль а я здесь «сижу» и жду.. Они созвонились с минскими братьями и те купив оксепу в аптеке передали ее с Минска до Гомеля. Там брат с поезда ее встретил и передал братьям. Я до сих пор не знаю тех братьев, а они меня. Иван и Данил ехали не останавливая машину. Один спал, один ехал. Воскресенье ночь, понедельник полностью и во вторник к вечеру они были в ростове и мы тут же передали оксепу. Это было мощным свидетельством для врачей! Мы достали то лекарство которого не было в России да еще в такие сроки!

  Тем временем Машины испытания продолжались с новой силой. Как на следующий день мы выяснили, оказалось совсем не зря что братья настояли не брать меня в белоруссию. Везде видно было руководство Иеговы, даже в этом. Пока братья были в дороге, мы пришли в понедельник в больницу. В этот раз там было не все спокойно, мы как всегда сидели ожидая перевязки в коридоре. А в это время пришел лично глав. Врач хирургии чтобы поговорить с машей. Разговаривал он с ней по доброму, тактично и вежливо. Но его слова били в точку. На данном этапе оксепу мы еще не привезли и врачи знали только то что в России ее нет, а эритропоэтин не помогает. Это вызвало новую волну давления на Машу. Глав врач ей объяснял какие негативные последствия у нее будут, что она не выживет и т.д. но все быстро закончится когда они перельют кровь. Он приводил немало реальных случаев, когда больной быстро выздоравливал когда ему перелили кровь. Даже с точки зрения Бога пытался сказать, что Он поймет ее. Все что он говорил впринципе являлось правдой, и наверно действительно сам Иегова бы ее простил за слабость, потому что давление там было невообразимое. Делегация врачей, взрослых опытных мужчин окружили, кровать маши, перед ними маленькой девочки и доказывали, доказывали… но Маша оказалась сильнее их всех.она стояла на своем. Разочарованная толпа вышла из реанимации к нам и позвали нас к себе в кабинет, чтобы поговорить с нами. Глав.врач сказал: «у Марии огромный потенциал выжить. Не дайте ей умереть. Если нужно скрыть что мы перелили кровь мы скроем. Только спасите ей жизнь. Никто не узнает ни ваши старейшины, ни даже маша. Возьмите на себя этот грех. Отмолите потом перед Богом, речь идет о жизни человека. О близком вам человеке». Если бы хотя бы я или мать маши решились на это они бы сделали это. Машу им было не сломить,и теперь они надеялись на нас. Потом в этот же день мы еще раз говорили глав. Врачем и Володей братом из КСБ. Разговор был долгий но пустой, мы свое, они свое…

  Итак Маша начала пить оксепу. Братья привезли 5 флаконов это было на 5 дней. После этого как раз подошла немецкая оксепа, привезенная неменьшей ценой усилий братьев. Как только братья в Германии получили оксепу, они сразу повезли ее 1000км в Одессу. Оттуда другой брат передал автобусом в мариуполь, а в мариуполь, тот же брат Данил поехал с моей мамой и забрал. Организация действовала сплоченно. Какое свидетельство было для врачей и то что потом мы принесли следущую партию оксепы, только на немецком языке! И мы сказали им о том что это наши братья частным образом везли сюда. Время пошло. Маша начала пить оксепу и та сыграла свою роль в ее организме. Гемоглобин стал расти. Медленно очень потихоньку, но рос. Поднялся с 40 до 60. Максимально было 67. Если до этого он был стабильно 40, то теперь он был стабильно 60. Эритропоэтин стал помогать, потому что оксепа завела организм. Пришли новогодние праздники. Как известно в новогодние праздники постоянно везде все не так. И нашей «радости» тоже пришел конец.Маше резко стало становится хуже. На наших глазах она менялась. Унее стали страшные вещи происходить с желудком. Ее стало рвать, и боли в животе. На одной из перевязок маша сказала «слушайте меня от оксепы рвет.» я еще тогда уточнил: именно от оксепы? Она: да. Что другое ем не рвет, от оксепы рвет. Я: ну ты старайся через силу пить, по чуть чуть совсем. Но пить. Маша пообещала стараться. Мы пошли к Аротюну Акоповичу с расспросами почему ее от оксепы рвет. Который ничего другого не придумал, как сказать: «ее не только от оксепы рвет! Ее от всего рвет. У нее уже ослаб организм и не в силах принимать пищу. Развилась язва которая приведет к смерти». Я написал это своими словами,он же нам это все «по-научному» объяснил. Через время машу действительно стало рвать от всего. Ей поставили противорвотный шланг чтобы он не давал ей вырвать. Мы не могли ничего понять. И вот на очередной перевязке Маша сказала, что она всю бутылку не может выпить и ей дают на 2ой, 3ий день. Я помня четко что на бутылке написано, после вскрытия годен 24 часа очень удивился! Мало того, изучив этот вопрос, мы узнали что оксепа содержит буранчики, которые на следующий день после вскрытия бутылки становятся ядом! И они действительно могут развить язву даже у здорового человека и в конец убить его, не говоря уже о измученной больной лежавшей месяц в реанимации. Получается,что в новый год, в эти праздники, машу стали поить просроченной оксепой по недосмотру. ее организм отреагировал на получаемый яд и ее стало рвать (только от оксепы).но так как она дальше получала эту заразу, у нее действительно стала развиваться язва и ее стало от всего рвать. Я же незная, просил машу заставлять пить себя оксепу! И она старалась! Дальше хуже. Ей поставили противорвотный зонт который не давал организму вырвать этот яд оксепы… поняв весь ужас происходящего мы незамедлительно стали говорить с врачами. На что они сказали что быть такого не может. Маше не давали просроченную оксепу ей показалось. Они понимали если они признаются это уголовное дело. Тут и так человек на краю, да еще и это.. поэтому самое мудрое что они нашлись нам сказать это то, что не стоит воспринимать все машины слова всеръез. Она больной человек и все тело подвержено гипоксии. В том числе и ее мозг. Поэтому ей попросту показалось. (Гипоксия - кислородное голодание, кислородная недостаточность, понижение содержания кислорода в тканях.) по крайней мере то что мы об этом начали спрашивать побудило их серьезнее отнестись к тому как маше оксепу дают. А машу я попросил, чтобы она больше не пила оксепу если бутылку открывают не при ней. Не допила, пусть выкидывают. Это все что было в наших силах сделать тогда. Интересно что, потом ей стало легче с желудком и зонт сняли. Вот такое «совпадение». Правда этот случай негативно отразился на маше, и она больше не могла пить оксепу вообще. Ее тянуло рвать после того как она даже чуть чуть попьет.

  Время шло.. выше 60 Машин гемоглобин не поднимался, а для пересадки кожи (закрытия ран), по требованиям врачей должен быть гемоглобин не меньше 90, иначе человек не перенесет эту операцию или кожа не приживется. У маши они были согласны уже и на 80 чтобы начать делать, но гемоглобин не рос. Курс эритропоэтина они проводили в 2000МЕ маше, и с регулярной переодичностью. Провели курс – перерыв. А братья неоднократно приходили рекомендовали 2500МЕ и без перерывов, тогда бы была польза. Врачи критично это воспринимали и говорили что нет смысла применять так. Они обманывали, что есть какие то стандарты не позволяющие превышать 2000МЕ. Да, так привычно использовать эритропоэтин в больницах, а мега дозы не практикуются в России. Поэтому чтобы применять его так, надо быть человеком. Просто спасать жизнь. Но нам реаниматолог сказал тогда на это: «мы никогда не использовали так эритропоэтин!» мы говорим: «а вы попробуйте!» на что он говорит: «мы что в лаборатории пробовать?? Здесь живой человек, ваш близкий. А вы предлагаете мне опыты ставить. И как я в глаза коллегам буду смотреть, когда меня спросят почему я то или это назначаю. Я что им скажу? Просто попробовать решил???». Убедить их было бесполезно. И впринципе мы стали в тупике. Машин гемоглобин не поднимался выше 60 и не поднимется никогда, соответственно операцию делать тоже нельзя. Замкнутый круг. Выход? Врачи смеялись над машей: «будешь ты жить в реанимации». Так и было. Она «жила» там. Стоит немного рассказать об этой «жизни».

  Каждая перевязка проходила следующим образом: машу привозили в перевязочную смачивали ее водой. Она лежала отмокала и в это время мы с ней виделись. После ее забирали и срывали бинты с нее. Замотана она была полностью с шеи до ног, и бинты срывали полностью все тело. Залипшие с кровью, с кусками мяса врачи срывали с нее все. Это неописуемая боль! Когда полностью все бинты сняты были, они брали перекись и прям с бутылки поливали на ее открытые раны. Именно в эти страшные моменты ее спрашивали (на каждой перевязке), не передумала ли она переливать кровь. И напоминали о том, что все эти муки могут прекратиться если она согласится т.к раны закроют. На каждой перевязке она теряла много крови, поэтому впринципе поднятие гемоглобина невозможно, т.к она постоянно теряет много крови. После перевязки это означало, что целый день Маша будет мучатся от нестерпимой боли. Все тело жгло и болело, с такими спазматическими приступами, что она аж садилась от боли. И так весь день. На одной из перевязок, хирург удивленно сказал Маше: «О! а на грудной клетке у тебя заживать начало! (там был глубокий ожог). Еще 2-3 перевязки и все!» Услышать от него что то положительное было немыслимо и это наверное единственный случай за все 4 месяца когда он «заметил» что то положительное. Но на следующей же перевязке, бедной девочке сорвали все что там заживало! Отодрали вместе с мясом. Больше там не заживало… и не зажило…

  Так и получалось у нее, что она день мучается, день «отдыхает» от болей. По крайней мере в день не перевязочный нестерпимых болей нет. Обезболивающие ей кололи очень сильные, но организм привыкает ко всему, она попросту их не чувствовала. Ей кололи такую дозу перед каждой перевязкой, что если вколоть обычному человеку, он целый день спал бы. Она боялась каждой перевязки, когда мы ее видели она плакала и дрожала от страха панически зная, что ее сейчас ожидает. А мы что могли сказать?? Слова тут и не помогали.. с какой радостью я лег бы вместо нее туда! Но видеть как она там мучается было ужасно.. был случай что в тот момент когда с Маши сдирали эти бинты и она кричала от невыносимой боли, врач анестезиолог смотрела на это и улыбалась, с ухмылкой говоря: ну ты такая же земная. Также чувствуешь боль и зависишь от обезболивающих. Где твой Бог? Что то он не обезболивает тебя. Она ненавидела Машу как свидетеля и во всем это показывала, как могла. Даже укол она ставила грубо и небрежно, маша всегда боялась что та из-за своей злости что-нибудь не так уколет. Маша стала ставить «рекорды», по времени нахождения в реанимации. На наших глазах больные с такой же площадью ожогов и больше, «приходили» - выздоравливали, уходили. А мы оставались. Маше тыкали пальцем на них и говорили. «Вот! Ты бы тоже уже дома была». Было много ситуаций, где отношение к Маше приносило боль ей и страдания. Было так что у Маши упала стойка с капельнией на пол и стало тянуть иглу и была потеря крови, которой и так было мало, а санитарка спала рядом с Машей, и хотя Маша её звала, результата не было. Сколько времени это продолжалось Маша даже незнает, пока не зашёл медбрат и не увидел это всё. Он растолкал конечно санитарку и заставил всё убирать, но естественно этот факт тоже был умалчен. Другая ситуация о которой рассказала Маша произошла уже с мед.сестрой, которая в самом начале хватала Машу за лицо и говорила, что она никому не нужна. В её дежурство Маша пожаловалась что у неё болит живот в области мочевого, у Маши стоял катетор, мед.сестра посмотрела и сказала что всё нормально. Через время Маша сказала опять что ей больно, на что эта мед.сестра со злостью ответила:"Я тебе сейчас покажу как надо мной издеваться." Вытащила у Маши катетор и поставила другой, размером больше. Всё это делалось с такой злобой и небрежностью, что Маша уснула с болью. И только пришедшая на следующий день другая мед.сестра выслушала Машу, сделала ей укол, убрала большой катетор и поставила ей меньший, и именно она сказала Маше что тем катетром ей были нанесены раны. Когда Маша это рассказала у нас было желание пойти разобраться с этим, но Маша боялась что будет ещё хуже и очень просила никуда не ходить. Сказала:"не ходите, а то я не буду ничего рассказывать, мне потом будет хуже, я же с ними здесь всё время." Было до слёз обидно, что она там, а мы снаружи, хотелось её взять и унести оттуда.

  А Иегова в это время снова показывал свою заботу о Маше. Кроме помощи организации Его руку мы увидели совсем в неожиданном месте. Санитарка Галя. Недавно устроившаяся женщина, еще не успевшая стать равнодушной к страданиям находящихся там больных, увидела в какой особенной ситуации находилась Маша. Она видела всю несправедливость по отношению к ней, и то как «заботяться» о ней санитарки из других смен. Галина стала особенно ухаживать за Машей, кормила ее, даже из дому приносила еду чтобы кормить ее. Они приходила к ней просто поболтать и вообще они очень подружились. В ее смену мы были спокойны. О Маше хорошо позаботяться. Маша же не упускала случая при любой возможности давать свидетельство. Конечно в ее ежедневных разговорах о крови и так оно давалось, но кроме этого Маша стала проповедовать санитарке Гале. Она с ней договорилась что мы принесем текущие брошуры и Галя будет вслух их читать для нее! Маша расстраивалась из-за того что ввиду болезни она пропускает духовное, она не могла держать даже журнал в руке. Повернутся даже не могла, только лежала замотанная и все. И даже в этой ситуации она нашла способ «читать» брошуры! И получилась двойная польза, Галина получала свидетельство думая что делает доброе дело для Маши. Доброта Галины проявилась в еще большем масштабе, когда она предложила нам звонить ненадолго на ее телефон и она прикладывала в тихоря от врачей к уху Маши. Каким же это необходимым освежением было для Маши! Какие то несколько минут по телефону, которые добавились являлись огромной поддержкой для нее и большой радостью для нас в те дни. Когда мы жили 3 года вместе, я мог каждый день и в любое время общаться со своей женой. Но теперь.. я дорожил ОДНОЙ МИНУТОЙ нашего общения! Как же стоит ценить это общение в браке, жаль но я поздно понял. График работы санитарок был сутки через двое. И один из трех дней мы были спокойнее, зная что сегодня о Маше позаботятся. Мы подарили Галине Библию, чтобы у нее была возможность читать самой и по возможности Маше.

  Машино лечение снова застопорилось. Врачи незнали что дальше делать. Братья предложили мне вариант. Во Владикавказе живет, Слепушкин Виталий Дмитриевич ( Заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой анестезиологии и реаниматологии Северо-Осетинской медицинской академии.) который является авторитетным врачем и положительным образом относится к позиции свидетелей. Я прочитал его интервью на http://www.portal-credo.ru/site/?act=authority&id=1691. Главные слова в статье написаны жирным шрифтом: ««Исходя из моей многолетней практики, я не встретил ни одного случая, когда в обязательном порядке нужно было переливание крови»».

  А вариант следующий: Заплатить ему и пригласить его как специалиста приехать и посмотреть на Машу. Может быть он сможет посоветовать что-то. Через филиал нам удалось его пригласить в Ростов. Он любезно согласился приехать. Врачи конечно натянуто это восприняли, но к нашей радости запрещать не стали. 13 января 2014 года Виталий Дмитриевич приехал. И снова я ощутил помощь братьев в большой степени. По планам он должен был приехать утром в понедельник,отдохнуть с дороги, поприсутствовать на перевязке у Маши. Поговорить с врачами, и поехать отдохнуть с местным Ростовским его другом, профессором. Брат Володя помог найти гостиницу, нашел брата который имел хорошую машину, который мог бы везде возить профессора. И эти 2 брата с раннего утра и до вечера сопровождали профессора везде. Когда профессор приехал в больницу кроме 2ух братьев сопровождающих, подошли еще 2 брата из КСБ. Еще и мы 3ое (я и 2 матери). Когда зав.отдеолением вышел его первые слова: «ого толпа». Встретили наши врачи конечно его очень деликатно. Слепушкин профессор выше авторитетом любого находящегося там врача, включая глав. Врача. Поэтому конечно врачи ожогого суетились очень. А перевязка у Маши прошла без единой боли! Идеально! Маша прям нарадоваться не могла. Виталий Дмитриевич очень подбодрил Машу, осмотрел ее и заверил ее что через 20-30 дней она выздоровеет. Это первые хорошие слова которые она услышала, кроме того что каждый день «ты умрешь». Он долго говорил с врачами о чем то, нас не пускали (рекомендации давал по лечению), потом пригласили нас. И вот мы толпой (два брата из КСБ и мы втроем)зашли в кабинет заведующего, где Слепушкин, зав. Отделением, хирург и реаниматолог уже присутствовали. Виталий Дмитриевич при них рассказал нам свои наблюдения: у маши наблюдается тенденция заживления некоторых ран, лечение которое она получает - на высоком уровне. Все бескровные препараты которые он только знает используются. И некоторые из них довольно качественные, некоторых у него даже в больнице нет. Т.о уровень лечения высокий. Умереть она в принципе не должна, на определенных условиях все должно идти хорошо. Тем более ему очень понравился ее настрой, Маша цеплялась за жизнь и боролась. Ему понравился ее боевой характер и он сказал, что такая точно выживет.

  Нас очень подбодрило вышесказанное. В тот день у нас появилась надежда что все это закончится хорошо. Приезд Слепушкина принес нам пользу еще в двух аспектах: 1. Его друг стал подсказывать врачам ожогового по лечению Маши. 2. он выпросил для нас ежедневные встречи с Машей по 10-15 минут! Теперь можно было кроме перевязки одному человеку зайти в реанимацию к Маше на 10-15 минут. Приезд Слепушкина обошелся нам чуть больше 40000руб, но он принес пользу. На следующий день я первый раз зашел в реанимацию. Маша очень рада была тому что теперь каждый день будет кого-то видеть из нас. Ее очень взбодрил приезд, она стала радостно мне рассказывать что он сказал ей, что она не умрет! как хорошо он поговорил с ней и к ее удивлению ни разу про кровь не сказал. Как идеально прошла перевязка и т.д… в ее глазах в тот день загорелся огонек который 2 месяца не было. У нее появилась надежда. Как же мне радостно было видеть ее тогда и наверное если бы все врачи относились к ней так как отнесся профессор она действительно быстро б поправилась… наш разговор прерван был через 5 минут. Меня попросили уйти. Теперь наше время немного увеличилось еще, кроме перевязок и звонков Гале добавились короткие личные встречи. Иегова заботился о Маше, не давая ей испытаний сверх сил. Приезд профессора, снова дал свидетельство врачам о том что мы не фанатики, которым все равно. А те кто действительно борятся за жизнь Маши. «Мы согласны на все, кроме крови».


Окончание смотри в Части 3.


Перейти к Оглавлению блога.



#jw_org#свидетели_Иеговы#Религиозные_миражи, #БлогЯковлеваJW

Posts from This Journal by “Деструктивное воздействие” Tag