Текст к посту: Так кто же угробил Машу? Часть 3 (окончание).

Этот текст к моему посту (где я пишу о событиях, описанных в этом тексте) с названием: Так кто же угробил Машу?

О ТОМ КАК МАША БОРОЛАСЬ (Начало смотри в Части 1 и Части 2)


Ранее,я не сказал что когда выписался из больницы мне назначили на 25 декабря, прием к врачу чтобы посмотреть мою ногу. Понятно конечно, что я не пришел. Не было ни одного свободного дня, чтобы заняться ногой.
После приезда Слепушкина на какое-то время стало «по-тише» и мы решили воспользоваться этим, чтобы съездить в Гуково к моему лечащему врачу. Он был не только хирург, но и заведовал отделением, поэтому когда Маша поступила к нему в больницу в первые дни, он знал об этой ситуации. Когда он посмотрел на мою ногу, был искренне удивлен. Сказал что мне сильно повезло и все благополучно заживает. Он даже хвастался перед другими врачами, что посмотрите у этого парня шла речь об ампутации, но блестяще проведенная мной операция вот что дала! Спросил он за Машу как она. И сказал: «честно я думал, что она уже умерла. Потому что такие ожоги.. Если она до сих пор жива, значит будет жить. Она такая же фортовая как ты, обязательно выкарабкается!» Этим он повторил слова Слепушкина, что раз Машин организм до сих пор борется, значит уже она не умрет. Это было радостно слышать.

  Но на этом положительная часть рассказа заканчивается. Потому что профессор приехал и уехал, а наши врачи остались. Несмотря на то что нам разрешили приходить, кормить нам ее строго запретили. Виталий Дмитриевич рекомендовал нам питание, которое нужно Маше. Но врачи ожогового запретили нам носить эти продукты. Они были против любого красного, против свежевыжатых соков, и вообще что могло принести Маше пользу в поднятии организма и иммунитета запрещалось. Их аргумент «изменятся анализы». Поэтому Маша была на строгой диете. Машу после того случая с оксепой не часто, но переодически рвало. Но там не было никому до нее дела. Ее вырвет вокруг себя, она лежит вся замотанная не в силах пошевелиться или сдвинуться в этой блевотине часами!!! Она даже рук не могла согнуть чтоб хоть от лица убрать это. Так и лежала… до первой мед. Сестры с уколами. Кроме того была смена санитарок когда ее вообще могли не кормить. Целый день! Особенному давлению Маша подвергалась со стороны санитарки назовем ее ИКС, она неоднократно насмехалась над ее позицией и ее верой. Критично она восприняла и приезд профессора, мол «твоим родственникам делать нечего, деньги тратят». В течении целого дня она могла ни разу не кормить Машу, даже если Маша хотела. В ее смену Маша даже в туалет боялась попросится, потому что один раз она ее обматерила за то что она «слишком часто». Она ненавидела Машу и всячески это показывала, из разрешенных 10-15минут в ее смену мы говорили с Машей только пять.. она «заботливо» приходила выгонять нас говоря что время вышло. Про Машину позицию она говорила ей: «да когда ж ты уже сдохнешь!». Всех подробностей здесь и не опишешь, да я их все и незнаю. Пишу то немногое что маша успела мне рассказать. Одно скажу точно: трудностей у нее было гораздо больше, чем я тут пишу. Время шло.. и в один из дней мы узнаем,что ИКС уволили! Какая ж это была радость для Маши! Минус одно испытание. Постепенно врачи ослабили надзор за нами и нам удавалось и 20-30 минут находится у маши. Если это была смена Гали, то точно могли быть подольше. Одна сестра подарила Маше коробочку красной икры, чтобы мы ее кормили. (она поднимает гемоглобин). Мы стали даже втихоря кормить Машу икрой.

  Гемоглобин машин оставался 60 все то время пока ей кололи эритропоэтин. Потом врачи приняли решение чтобы организм «отдохнул», любое лекарство несет побочные эффекты. Эритропоэтин их тоже имеет. Поэтому пока его прекратили колоть. Буквально несколько перевязок и гемоглобин падает до 40. Если бы врачи экономили потерю крови на перевязках то конечно гемоглобин был бы выше. Но кому это надо… при таком низком гемоглобине ни о какой пересадке говорить нельзя.Слепушкин конечно сказал что если закрыть маше, немного ран то гемоглобин должен начать расти.но наши врачи говорили только о полной пересадке кожи. Они ждали минимум 80, а тут.. ситуация тупиковая. Выхода не видели ни мы, ни врачи. весь январь прошел так.

  Братья и сестры тоже пытались сделать все что могли. Одна сестра дозвонилась в краснодар врачу который тоже работал с ожогами надеясь у него получить какой-нибудь совет. Братья из курска мне звонили предлагали методы. Брат из Иваново Анатолий проявил особое участие в помощи нам. Несмотря на расстояние и то что мы лично были не знакомы, он помог тогда мне в организации того чтобы привести с Германии оксепу. Сейчас когда ситуация снова была в тупике, он связал меня с хабаровскими братьями. В Хабаровске в 2008 году тоже был страшный случай был ожог 50% паром у девочки. И наши брат и сестра тоже столкнулись с испытаниями связынных с кровью. Девочка выжила, ей сделали пересадку кожи при гемоглобине 60. И мы подумали о том что консультация с ожоговым центром в Хабаровске будет полезна нашим врачам. Братья из КСБ в Хабаровске сходили к тем врачам и те были не против поделится своим опытом. Проблема была только в том, что наши врачи не захотели с ними говорить. Это ниже их уровня. Ростов считается выше по статусу. Да и к сожалению они действительно мало чем могли бы помочь, ожог паром и ожог огнем сильно отличаются. Огнем хуже.Врачи об этом говорили, те ожоги которые были у Маши были намного хуже. Брат с Иваново даже связывал меня с хирургом опытным врачем нашим братом свидетелем, но к сожалению и он не нашелся что подсказать нам. Наша сестра знаменитый врач диетолог Руслана Пикселль, из Эстонии присылала свои рекомендации по питанию Маши. Конечно много еще различных советов и рекомендаций мы слышали. К сожалению они силы не имели, но говорили об одном: во многих регионах теперь стало братьям и сестрам не все-равно, и мы знали за Машу молятся по разным городам России и даже за границей. В хабаровске братья тоже стали молится всем собранием на встречах за Машу.Приятно ощущать себя в единой международной организации. Одна супружеская пара служащие разъездном районном служении, узнав о маше, хотели хоть как то помочь и они пожертвовали Маше на лечение со своих личных средств! Другая семья которая тоже много лет провела в разъездном служении звонили мне почти каждый день, даже когда брат сам лег в больницу с сердцем, его интересовало, как маша. Брат координатор собрания «песчанокопское» звонил мне часто спросить и поделиться какими то мыслями из Библии. Потом он перед всем собранием «отчитывался» как Маша. Ему всегда удавалось сказать такие мысли которые задевали в самое сердце и я их передавал Маше. Неоценимо вовремя звучали эти мысли для нее! Братья и сестры слали Маше письма и даже два разных собрания прислали 2 фотографии где сфотографировшись группой стоят с плакатом на котором написано, что они очень любят Машу. Много сильных слов от соверующих сказано было ей передавая через меня и письмами. Одно письмо затронуло Машу больше всего. Она несколько раз перечитывала его и плакала и даже через несколько дней просила его еще принести почитать:

  Дорогая моя сестричка Машенька! Меня зовут Катя. Я служу спецпионером в Московской области. Но родом я с Ростова-на-Дону. Я бы очень хотела познакомиться с тобой лично! Но, наверное, я сразу же расплачусь – от большой радости и восхищения твоей верой и стойкостью. Я уверенна, что вокруг тебя множество ангелов, посланных Иеговой поддерживать тебя (так что, наверное, и места нет в палате). И огромное изобилие Его святого духа! Как велика твоя любовь к Иегове!!! Наверное, если бы в наше время писалась Библия, то одна из ее книг была бы посвящена твоему примеру веры. Я очень тебя люблю и горжусь, что в моем братстве знаю тебя – сильнейшую христианскую личность, победившую мир. Дорогая моя Машенька! Сердце Иеговы с тобой! Наши сердца с тобой! Мы молимся за тебя! В Библии написано: «Иегова пойдет впереди тебя. Он будет с тобой. Он никогда не оставит тебя и не покинет тебя. Не бойся и не ужасайся» (Втор 31:8). Так что поскорее поправляйся и как-нибудь договоримся в служение часа на 2-3!

  За Машу молились и конечно же братья в управленческом центре в санкт-петербурге. Как и отдельно, так и все вместе. Братья не только молились но и оказывали немалое содействие в том чтобы любым способом помочь Маше. Именно они нашли в Тюмени ожоговый центр, который отличался от всех тем что там были согласны на использование эритропоэтина в мега дозах. И там не разводили руками, говоря не знаем как лечить. Братья послали им анализы Маши и те даже выслали в ответ предварительно по анализам, что Маше необходимо делать. Они были согласны принять ее при гемоглобине 40 и лечить, зная о ее бескровной позиции. Жаль только что до них от нас 3000км. И мы стали думать о переводе..

Тем временем врачи ожогового в ростове понимали что так продолжаться не может всегда. И они начали тоже искать с кем посоветоваться. Естественно это не братья из КСБ и не Хабаровск. Советовались они с теми кто выше них по уровню. Они неоднократно советовались с разными профессорами в Ростове, но те не могли найти выход. Один из профессоров даже специально для этого приехал в больницу, чтобы увидеть Машу, поприсутствовать на перевязке. Но на перевязке вместо того чтобы действительно искать выход, он предпочел более простой «выход»: надавить на машу. На перевязке ее стал он убеждать в важности переливания. Говорил об Иисусе, что он исцелял людей, а она не хочет лечиться. Его поддерживала делегация врачей которая присутствовала с ним, потому что согласие Маши решило бы все их проблемы. Вот только представьте эту ситуацию: Маша которая мучается от боли, которой только что сорвали бинты с мясом, лежит совершенно голая на кушетке перед толпой взрослых врачей мужчин, которые стоят и убеждают ее… осталась непреклонна! Она понимала прекрасно почему мучается, она незнала выживет или нет, она понимала что до ее выздоровления еще очень долго. Но прекратить свои страдания такой ценой, было немыслимо для нее.

  Врачам не оставалось ничего другого, как продолжить искать выход дальше. Удивительно и то что хотя они были мягко говоря недовольны позицией Маши, попыток насильно влить кровь или втихоря не было. В итоге проблема с Машей дала среди врачей очень большую огласку, и они добрались до главного врача по комбустиологии (ожогам) в России - профессора Алексеева. Стоит отметить что даже наши братья из КСБ в Москве, сходили к нему чтобы поговорить о Маше, хоть он и труднодоступный человек. Профессор Алексеев тоже придерживался консервативных взглядов. И свидетелей конечно же не понимает. Но по крайней мере он сказал то же, что и профессор Слепушкин в свое время. Пробовать по чуть-чуть закрывать раны. Опять догнать до 60 гемоглобин и сделать пробную операцию. Так как это было сказано с самого верху, наши врачи подчинились. Теперь их задачей стало опять курсом эритропоэтина поднять до 60 и сделать пробную операцию. Только это спустя месяц после Слепушкина! А месяц Маша просто лежала и мучалась от боли и силы ее организма иссякали. Это был конец февраля.

  В это время к нам добавилась еще одна трудность. Из того дома в Гуково, в котором мы с Машей жили, хозяева попросили нас съехать. Я платил регулярно за съем, хоть мы там и не жили. Потому что там стояли все наши вещи, мебель, техника, мой инструмент. Они также знали, что мы там не живем, знали о том что случилось со мной, что с Машей. У нас договор был на год снимать с ними, прошло только полгода. Но это мирские люди. Которым, не интересны чужие проблемы и договоры ничего не значат. Братья и сестры снова быстро отозвались помочь. Они говорили: «для нас большая радость, хоть как-то вам помочь». Сестра предоставила помещение где можно было сложить все наши вещи. Брат на грузовой машине перевез их. А грузить вещи пришло столько братьев, что братья еще подходили, а грузить уже нечего было! Меня там окружили и расспрашивали о Маше. Их неподдельное переживание было приятно видеть. В больнице я конечно поделился этим с Машей. Ей было приятно… Мы находимся во всемирной дружной организации, где в одиночку беды не встречаем.

  Так совпало, что когда мы думали о переводе и решение о б операции произошло одновременно. Мы уже хотели было начать заниматься всем этим, как вдруг узнали о том, что у Маши начались продвижения по лечению и вроде как врачи теперь уже знают что делать. Поэтому мы подумали не перевозить Машу т.к это очень неблизко и опасно для ее жизни. Братья из КСБ принесли врачам стратегию которую предлагала Тюмень, в надежде что это может хоть чем то помочь Маше. С ухмылкой хирург нам сказал: «почему вы все время пытаетесь меня научить?? Вы думаете Тюменские врачи смогут меня чему то научить?! У меня такой гигантский опыт по комбустологии, что я лучше любого врача в России» . Гордость и опыт его не позволял принимать ему что то новое. Он считал себя первоклассным врачем. Маша его сравнивала с гордым фараоном, меня с Моисеем, а Володю из КСБ с Аароном, который был моим «языком», так как по вопросам лечения я был «косноязычен». Себя она сравнивала с израильтянами которые были в рабстве. И что Иегова обязательно раздвинет «красное море» (вопрос с кровью) и она выйдет оттуда. Стратегию которую братья ему дали он даже читать не стал. Ну так или иначе мы надеялись, что теперь все точно должно закончится хорошо. Все кто вокруг меня знали о ситуации с Машей, выражали уверенность, что эта операция пройдет хорошо. Что таким образом Иегова прославит свое имя. И врачи узнают о том, что и без крови может выжить человек. Я тоже стал верить в это. Начался курс эритропоэтина. Гемоглобин медленно пополз вверх. Правда в этот раз он не поднимался выше 50. Выхода не было и операцию провели при этом гемоглобине. Так у маши началась последняя стадия ожоговой болезни – реконвалесценция. При таком низком гемоглобине мало шансов было на то, что кожа вообще приживется. Прошла неделя долгого ожидания и молитв Братьев и сестер в мире. После операции гемоглобин упал до 32. Потом был скачек до 36 и опять назад к 30. Эритропоэтин не капали потому считали бесполезным, объясняя это тем, что организм «выдал» и так все что может. Кожа не прижилась и не отторглась. Что-то посередине. После операции врачи на тот момент больше ничего и не делали. Произошла очередная «пауза» в лечении Маши, врачи не знали что делать и слушать советы не хотели. Я пожалел о том что мы не занялись отправкой Маши в Тюмень и понимал что это огромный риск, но и здесь ее попросту «убьют». По моей просьбе братья отозвались и начали помогать в переводе Маши. Тюменские братья и Ростовские из КСБ стали помогать мне организовать все это. Но к нашему большому сожалению мы опоздали. Опоздали в том плане, что ожоговый центр Тюмени не рекомендовал при гемоглобине 28 перевозить Машу. Она скорее всего умрет в дороге. Открытые раны, перемена давления, любая встряска все это при таком гемоглобине – смерть. Маша сильно истощилась, ослабла. Даже наши врачи стали говорить нам о том что ее надо кормить, что она истощенна. Но учитывая как ее «кормят», мы стали снова просить о том чтобы кормили ее. И наконец они нам разрешили! Разрешили 4 раза в день приходить кормить Машу. По полчаса. Еще братья подумали «за врачей», о сбережении крови. В разговоре с ними мы узнали что у Маши берут на анализы каждый день 8 куб. крови, через того же Гематолога (о котором я писал ранее, который рекомендовал использовать эритропоэтин), врачи снизили до 3 куб раз в неделю! С 56 до 3! Жаль только что так поздно мы узнали об этом, это конечно не считая того как не экономно расходовалась кровь на перевязках. Врачи бездумно работали по «стандарту» , и они не беспокоились о том чтобы с учетом позиции Маши попытаться экономить ее кровь. По закону они ничего не нарушали, просто чтобы спасать ее надо человеком быть. Вообщем снизить анализы и кормить Машу мы успели на каких то 3 дня. Гемоглобин падал 28… 26… 25… 23… Маша стала задыхаться. Сердце билось так будто она все время бежит. Она говорила «мне страшно..». Мы (я и 2 матери) приходили кормить ее, а когда уходили от нее слезы душили нас и стоял ком в горле. Как же невыносимо было смотреть на это! Она мало ела несмотря на то что мы как могли ее заставляли. Но она старалась. Старалась как могла. Самые последние ее слова были сказаны моей матери (она последняя с ней говорила) «стас наверное расстроился. Что я отказалась есть. Я буду стараться, буду бороться и обязательно выйду отсюда». Один раз я насильно накормил ее, а Машу тут же вырвало.. желудок атрофировался уже еду толком не принимал. Она умирала.. но и перед смертью у нее было последнее испытание.весь мед. Персонал: Врачи, мед. Сестры, санитарки в те дни кто-то из жалости к ней, кто то из за других чувств стали сильно давить на нее. Санитарка Галя умоляла Машу часами перелить кровь. плакала и умоляла ее. Говорила ей «я тебя не прощу если ты умрешь». .

  Понедельник 24 марта 2014 года. Утром мы пришли втроем. Должна была быть перевязка. Вышедший хирург сказал нам: «о! хорошо что вы сейчас пришли, посмотрите до чего довели Машу. » Запустили меня и Машину мать. Тогда я увидел Машу последний раз. Она лежала дрожала и задыхалась. Испуганные глаза бегали, на ней была одета маска. Вокруг нее собралось немало врачей, они что-то делали суетились. Хирург показал на эту «картину» пальцем и сказал: «вот! Она умирает! Это конец, ей осталось жить пару дней. Сейчас ей уже ничего не поможет.» и они сказали нам, чтобы и мы сейчас здесь подписали документ, что мы тоже против того, чтоб ей переливали кровь. Незнаю надеялся ли хирург на то что мы не подпишем,и пойдем против воли Маши, но когда я отдал подписанный документ, он посмотрел с такой досадой словно потеряв последнюю надежду сказал: «молодец! Подписал ты жене смертный приговор. Девчонке 22 года!!!» размахивая руками, он ушел. Я заговорил с реаниматологом о перфторане. Он переносчик кислорода, спросил можно ли купить. Реаниматолог сказал: «ну купи. Только он ей уже не поможет». Ее погрузили в медикаментозный сон. До последнего дня ей капали перфторан и оксепу.. . в четверг 27 марта 2014 года в 10.30 умерла моя дорогая жена. В тот день глав. Врач подошел ко мне пожал руку и сказал «мои искренние соболезнования», мне было удивительно что не было той реакции которую мы встречали все это время, что вот довели. Хирург подошел и выразил соболезнования, он сказал: «хочу выразить свои соболезнования. Да на протяжении этих 4ех месяцев мы ругались и спорили. Сейчас это не имеет смысла. Мы со своей стороны пытались спасти ее как умеем. Смерть никому не приносит радости. Искренне вам сочувствую». Галина санитарка увидев нас отвернулась и демонстративно прошла мимо. Она нас ненавидела теперь.

  В этот же день мои друзья бросив все дела приехали. За десятки и сотни километров. Тело разрешили забрать в субботу, на этот же день мы назначили похороны. Машины родители живут в красносельском (краснодарский край) поэтому было принято решение похоронить Машу там. Из ростова мы забрали ее утром, а похороны должны были быть там. Ростовские братья и сестры пришли к моргу, когда мы забирали Машу. Пришло большое количество народу. Брат из ксб который «прожил» с нами все эти 4 месяца сделал небольшую речь. Он сказал о том что посмотрите сколько нас здесь собралось, а ведь практически никто из присутствующих, включая его не знакомы лично с Машей. Это просто говорило о том что этот случай дал широкую огласку, и искренних сочувствующих христиан здесь была не одна сотня. Он говорил о том что за все время свое служения Богу (он давно в собрании) никогда не видел таких жесточайших испытаний, только в публикациях читал. Говорил о том что эта девочка дала отпор Сатане, доказала как Иов, что человек может быть верным Иегове несмотря ни на что. Он сказал, задумайтесь, каждый из нас мы не имея и половины таких трудностей даем ли слабинку и радуем ли Сатану? Пока он говорил слезы душили его. Братья(сестры то понятно) стояли и плакали. Те кто не знали совсем Машу лично. Я сильно был тронут всем происходящим. Не описать всего словами, но атмосфера говорила просто о том, что сотни людей будут рады познакомится с Машей посмотреть ей в глаза и сказать, какая она молодец, что так ответила Дъяволу. На похороны в красносельском пришло еще больше народу. Речь делали в зале Царств. Он был забит битком. Брат делающий речь еле говорил ее.

  Маша победила этот мир. Точно также как Иисус Христос и все его верные последователи. Своими страданиями и ценой своей жизни она сделала немало. Вот кое-что малое из того что точно дала ее смерть:

(Машин отец не свидетель) Где-то за неделю до смерти, она сказала «если бы мой отец принял истину, то все что я прошла. Ни о чем бы не жалела. Ни об одном дне». На похоронах я передал ему эти слова. Просто передал. Он имеет право о них знать. С того дня он стал регулярно ходить на все встречи, был на Вечере и на конгрессе. Он сказал при всех «как хорошо, что у нас есть надежда».

  Когда она лежала в больнице и у одной из мед. Персонала сын попал в реанимацию. Она пришла не к кому-то а к Маше. И попросила: «помолись пожалуйста за моего сына». Подействовала ли так Машина молитва не буду утверждать, сын вышел из реанимации, но та женщина сказала: «твоя вера сильнее моей. Твой Бог обязательно тебя вытащит. Ты так уверенна в нем».

  Другая из мед. Персонала хоть и относилась к Маше не очень, но и она сказала ей: «наверно ты знаешь за что борешься. Значит оно действительно стоит того».

  Десятки раз я слышал от христиан слова: «я стал по-другому смотреть на свои испытания, мои трудности это ничто». Маша давала силы другим христианам быть верным Богу и бороться со своими трудностями.

  Она дала мощное свидетельство врачам, они видели что она не фанатка. Видели что она хочет жить, но не ценой непослушания Богу. Неизвестно как потом когда пройдет время они будут вспоминать этот случай. Они приобрели бесценный опыт и может быть, если когда-нибудь кто из христиан попадет в такую ситуацию (чего очень не хотелось бы конечно), врачи спасут его.

  Многого конечно я не знаю из того что дала смерть Маши. Она не была сверх человеком. Не имела «супердуховность». Лежа в больнице она спрашивала «почему я». Она обычной девочкой с теми же чувствами и страхами. У нее было желание жить, она хотела быть счастливой женой и дальше продолжать жить и служить Иегове. У меня тоже много вопросов, на которые я ответ узнаю только в новом мире. Но я уверен, что Иегова исчерпывающе на них ответит. В заключение скажу я и за себя. Маша перевернула мое сознание полностью. На моих глазах был такой огромный пример верности Богу. Все 3.5 года нашей совместной семейной жизни я считаю лучшими в своей жизни. Каждый день я хотел возращаться домой к жене. Не было ни одного дня, ни минуты (даже во время ссор), чтобы я пожалел о том что женился на ней. Ее - моя мать называла только дочерью, невестка было для нее что то далекое. Мои мирские родственники плакали узнав о смерти. Они тоже любили ее..

  После смерти жены я «бросил» все наши вещи, свой инструмент строительный, собрал одну сумку и уехал «пальцем в карту» в санкт-петербург. (у меня здесь брат старший). А все что хотели взяли мои друзья. Я не смогу смотреть на все эти вещи и жить в тех местах где мы были с ней. Теперь меня ничего не держит в этом мире. В этом грязном злом мире. И я должен оказаться достойным. Достойным того чтобы мне было не стыдно назвать себя мужем такой жены. Служить Иегове и проявлять верность во всех мелочах также как делала это Маша и если придется пострадать за Иегову также как она, я сделаю это. Она это смогла. Смогу и я. Сможешь и ты - читающий это. Этот долгий рассказ я писал около месяца. Закончил я его писать 3 месяца спустя. В конце июня 2014 года. Меня спрашивали христиане, можно ли этот рассказ давать читать другим. Не только можно, но и я хотел бы чтобы это читали другие христиане. Этот рассказ составлен по просьбе братьев из Вефиля, в солнечном с той же целью – чтобы произошедшее с Машей укрепляло и давало силы христианам. Как же приятно ей будет потом узнать о том, что ее пример веры служил ободрением для тысяч христиан! Поэтому и ты читающий его, помоги мне в этом. Если тебя затронул этот рассказ, дай другим почитать его. И пусть он придаст духовных сил каждому прочитавшему!

  P.S прошло еще немного времени. Иисус сказал, что сегодня будет воскресение Маши. Я с нетерпением этого ждал! Братья дали информацию, где встречать ее и я, мои, ее родители, ее друзья, ее знакомые и тысячи христиан которые совсем не знакомы с ней, но слышали об этом случае пошли чтобы познакомиться с ней. Вот она воскресла! Я побежал к ней! Без костылей, без трости! Крепко-крепко обнял ее и слезы радости покатились с моих глаз. Она спросила: «а что случилось? Я что, умерла? Или это сон?»

-нет – ответил я – это не сон. Ты в новом мире. Все твои страдания позади. Посмотри! Вон твой отец! Ты помогла ему принять истину. Посмотри сколько народу там стоит, это те кому ты помогла своей верой, они все хотят с тобой познакомиться.

- как же ты жил все это время??

- я здесь! Счастливый и радостный, это главное. А как жил я тебе потом расскажу а сейчас пошли тебя там ждут.

  Маша знакомилась со своими новыми друзьями которые незная ее ждали встречи с ней. Встречала старых друзей. Встречала родителей своих и моих.не описать словами какие это минуты счастья были в тот момент! Иегова навсегда стер все слезы горя Маши и восполнил их слезами радости и счастья. Наша семья снова воссоединилась и мы вместе с ней и миллионами других христиан стали строить новый мир в котором больше «смерти уже не будет, ни скорби, ни вопля, ни боли уже не будет. Прежнее прошло.»

Рассказал Юрченко Станислав



Перейти к Оглавлению блога.



#jw_org#свидетели_Иеговы#Религиозные_миражи, #БлогЯковлеваJW

Posts from This Journal by “Самоубийства СИ и экс-СИ” Tag